Думать трудно

Я вспомнил Лакатоса. Имре.

Это было в конце шестидесятых.

Тонкая книжка «про науку». Таких тогда было много, и 50 тысяч из них как показатель интереса к науке в стране  «Доказательства и опровержения».  На труднодоступной верхней полке. Потёрта…, но чистая. Тогда я еще не делал на полях пометок.

Вспоминаю, что я ее читал с большим напряжением. У нее был подзаголовок «Как доказываются теоремы» Зачем это мне? Я работал на кафедре кристаллографии, но активно не интересовался геометрической кристаллографией. Зачем же?

Это был период острого ощущения неполноценности моего образования, моего умения думать, защищать свое, тогда еще только нарождавшееся.

И это же было чистое наслаждение, трудное, но наслаждение – ходом мысли «Учителя» и его учеников Альфа, Бета, Гамма – были и другие. Они разбирали, ну совершенно не нужные мне представления о многогранниках в понятиях соотношений количеств вершин, ребер и граней. Они от простой фигуры дошли до геометрии рамы картины и все говорили и думали, и думали, говоря, и говоря, думали, и снова…и снова….

И это длилось долго и напряженно, а в моей голове с трудом ворочались их доводы,… соображения, …утверждения… и вновь, …и вновь…. опровержения очевидных, с таким трудом обоснованных и, казалось, окончательно понятых и доказанных вещей.

Я отходил от книги с шумом в голове, но получив какое-то физическое удовлетворение. Как часто я им доверял! – чтобы они меня вновь и вновь опрокидывали, – находя отрицание уже совсем очевидному, а оказывалось, что они опять правы!

Ну, ладно. Пройдем дальше.

Ага – тут я вас понял.

А потом был опять поток мыслей, и опять где-то происходил сбой.

Ну, почему ЭТО так!?

Брошу! Больше не могу.

Назавтра рука опять тянется к книге. Ладно, чего они там в мое отсутствие намолотили? А. Вчера я ТУТ застрял. Прочту еще раз. А, ничего, – вроде, ничего…Так. Это как-то прояснилось. …. Здесь – опять не ладно. Ну, еще разок. М е д л е н н о… Смысл слов …Вот. Тут они немного пропустили. Я бы добавил несколько слов, было бы яснее. ДЛЯ КОГО? Для школьника – да, яснее. А мне скоро сорок – пора бы уже научиться понимать и без этого пояснения. [А вдруг уже начался спуск с максимума СО-ображения – (соединения образов!) ведь давно возрастной известный график возраст-мозги для себя не изогнёшь…]  Нет!  Кажется, уложилось. Прочтем еще раз. Да, вроде все в порядке. Дальше страница, ничего… идет.

Здесь самый умный – Альфа – ему учитель никогда не помогает. Бета – чуть послабее. Гамма – мне всегда понятен. Ну, вот и определились, на их уроках я был бы твердым троечником.

Внутри оправдание «Но я же не должен доказывать теоремы!» Да, молодец, – не должен. А думать!

Читай дальше!

И так, наверное, месяц-полтора. Больше. Я ее не дочитал до конца. Напряжение все росло, их соображения становились все труднее… для соображения моего и, наконец, оправдывая себя тем, что «ну никак некогда», я остановился где-то в районе начала третьей четверти текста.

Не дочитал.

Да, не дочитал, но это ощущение особой радости общения с людьми умнее себя, просветления от понимания, сохранилось на десятки лет. Наверное, то общение помогло мне в построении и защите ТОГО, что потом сорок лет, не воспринималось, не понималось и отвергалось.

НО.  БЕЗ  ОПРОВЕРЖЕНИЯ – на ЭТО были не способны…

Наверное, ОНИ НЕ ЧИТАЛИ ЛАКАТОСА

А книга – ОНА выглядит вот так.

Начинал я подниматься над учебным фоном вскоре после школы с книги  Д.Пойя  Математика и правдоподобные рассуждения, изданной в 1957 году. И в этой книге на странице 77 есть такое вот вразумление об индукции.

«21. Индукция: приспособление ума, приспособление языка. Индукция имеет результатом приспособление нашего ума к фактам. Когда мы сравниваем наши идеи с наблюдениями, то может иметь место согласие или несогласие. Если имеет место согласие, то мы чувствуем большую уверенность в своих идеях; если имеет место несогласие, то мы видоизменяем свои идеи. После повторных видоизменений наши идеи могут несколько лучше соответствовать фактам. Наши первые идеи о новом предмете почти обязаны быть ошибочными, по крайней мере частично; индуктивный процесс дает нам возможность исправить их, приспособить их к действительности. Наши примеры показывают этот процесс в малом масштабе, но довольно ясно. В  п.1. после двух или трех ошибочных предположений мы в конечном счёте пришли к правильному предположению. Вы можете сказать, что мы пришли к нему случайно. „Однако такие случаи встречаются только людям, которые их заслуживают”, — как однажды сказал Лагранж, когда обсуждалось одно несравненно более великое открытие Ньютона. Приспособление ума может в большей или меньшей степени совладать с приспособлением языка; как бы то ни было, одно идет рука об руку с другим. Прогресс науки отмечается прогрессом терминологии. Когда физики начинали говорить об „электричестве” или врачи об „инфекции”, эти термины были туманными, неясными, путаными. Термины, которыми ученые пользуются сегодня, как например „электрический заряд”, „электрический ток”, „грибковая инфекция”, „вирусная инфекция”, являются несравненно более ясными н более определенными. Но между этими двумя терминологиями лежит огромное количество наблюдений, искусных экспериментов, а также несколько великих открытий. Индукция изменила терминологию, выяснила понятия.»  Тут завязано многое.

Спасибо ИМ!

ТАКИМ учителям надо ставить памятники…

Немного о соотношениях знаний и понимания. Невозможно в современном обществе прожить без знаний ответов на вопросы: ЧТО  (есть можно-нельзя, такое власть-враг-деньги-друг-квитанция-лекарство-машина-обман-телефон-,..), ГДЕ (берут еду, надо платить за жильё-свет, можно ходить в трусах),  КОГДА (идти на работу, можно отдыхать, нужно поздравить ..). Для этих вопросов не требуется понимания — решения вопросов, нет проблемы выбора.

Большинство проживает без ответов на вопросы: ПОЧЕМУ (еда стала дороже; 31-е место среди 34; одним можно, а другим нельзя; это происходит, а это нет; об этом говорят по телевизору, а об этом нет, …), ЗАЧЕМ-ДЛЯ ЧЕГО существует закон, запрет, исключение, правило,  КАК (правильно вести себя, зарабатывать, добиваться своего…). Большинство живёт в напряжении забот о текущих – насущных делах – им не до размышлений.  За ТАК живущих думают другие, о которых позаботились родители, снабдили их знаниями и умениями думать, которые позволили им  подняться в иерархии социума выше и которые живут за счёт те, которые ниже в той же иерархии.

Зачем нужно много знать? Для чего полезно быть эрудитом? Ведь знания, при том, что они сила, сами по себе не дают понимания выхода из трудной ситуации. Что такое понимание? Это связывание знаний. Чем обширнее знания, тем больше выбор при связывании – размышлении, тем вероятнее, что результат думания будет лучшим в данной ситуации. Чем уже кругозор человека, тем он уязвимее.

Факторов, влияющих на жизнь неопределённо много. При этом у каждого учтённого в данный момент фактора несколько причин-обстоятельств-условий и несколько следствий с разными значимостями-силами связей. Всё это существует, всё время изменяясь в единой причинно-следственной сети. Для осознания сложных ситуаций и был придуман этиологический анализ. Когда хватало времен сил и терпения удавалось решать задачи и технологические и филологические и внутрикорпоративные – внутри лаборатории.

За человека бесплатно никто думать не будет — не хочет сам — будут думать другой-другие, — знающие и незнающие о его-твоём существовании, но в пользу свою.

Откуда берётся глубокое расслоение на так и так живущих?  Достаточно по аналогии с пирамидой потребностей Маслоу построить пирамиду образования, и станут ясны  последствия этого и многого другого.

Возвращаясь к заголовку, вспомнил некоторое оправдание себе и объяснение многим другим своим коллегам фонового свойства поведения человека, встреченное  в статье палеоневролога С.В. Савельева Энергетический подход к эволюции мозга (в ж. Наука и жизнь №11 за 2006г.). На странице 48 находится начало фразы, а на странице 49, снимающий бездну вопросов о следствиях биологичности современного человека на любом его месте жизни, её конец: «Парадокс заключается в том, что в результате эволюции был создан инструмент для реализации самых сложных механизмов поведения, но энергоёмкость такой суперсовершенной нервной системы оказалась очень высокой, поэтому все млекопитающие инстинктивно стараются использовать мозг как можно реже.» Дочитали? Хорошо.
Отсюда и штампы (– из числа самых безумных – “можем повторить” – что (!?) – разорение половины страны до Сталинграда, блокаду Ленинграда, десятки миллионов погибших ?) и традиционные ответы на новые вызовы, и легковесные решения без осознания их последствий и прочая и прочая…

Что взамен использования мозга? Инстинкты. Привычки. Традиции.

Думают,  либо по жизненной необходимости – без удовольствия, и/или по потребности и с радостью. (Дети учатся тоже с разными настроями.)  Завести себя на фоново более высокий энергетический уровень мышления можно. Не легко и не быстро (спокойно – годы), но тогда это счастье, особое и надолго.

Что мешает думать? – Боль. Бытовая проблематика. Влюблённость.  Голод. Дело. Жара. Лень. Нездоровье. Многозадачность. Ожидание или состояние беды, катастрофы. Переживания обиды, разлуки, утраты. Самоцензура. Сонливость. Спешка. Страх. Усталость. Холод. Шум.

Это так.

И ещё как фактор при выборе и частая помеха размышлению это  неотменяемый вечный фон всего живого – поиск и борьба за жизненные ресурсы.   А поскольку  все ресурсы под контролем и конечны, а каждый хочет жить лучше и дольше, то  всегда есть и будет опасность забрать твоё, что имеешь:  время, деньги, имя, успех…

В приводимой ниже диаграмме показано снижение количества людей, продолжающих своё образование в средних школах и ВУЗах. Как видим, среди пошедших в первый класс школы (15 лет назад) закончил ВУЗ один  из ста.  Среди множества причин ухода молодёжи от обучения одна из важнейших:

думать трудно. . . и поэтому еще так резко нарастает  желтый  сигнал внимания в следующей диаграмме.

Сведений о количествах поступивших в аспирантуру и защитивших свои диссертации в 2020 году, к сожалению, найти не удалось. (Нашедшего прошу сообщить. Заранее благодарен.)

В связи с этим (ох, уж эти СВЯЗИ при понимании) возникают вопросы: почему так мало заканчивающих ВУЗ-ы? – хватит ли тех, которые  должны учить учителей и которых в России уже не хватает? Почему?

Полезные статьи:

Чебанов С.В. Универсальные когнитивные технологии и проблема их освоения при получении образования. Актуальные проблемы современной когнитивной науки.  Материалы. шестой всерос.н.-практ. конф. с междунар. участием (17-19 октября 2013 года). Иваново 2013 с. 189-293

Петров  Т.Г. Анализ сетей причинно-следственных связей или этиологический анализ (от когнитивистики к геологии)//RG  Added: 2015-09-05 T 14:55:45 UTC   DOI: 10.13140/RG.2.1.3672.4960   Англ.:    Petrov T.G  Analysis of Networks of Cause-and-Effect Relationships or Etiological Analysis  DOI: 10.13140/RG.2.2.17653.78568

Петров Т.Г., Чебанов С.В. Этиологический анализ как способ выявления сетей связей при недостатке внешней информации// НТИ 2016, Сер.2. 10, С.1-12. http://elibrary.ru/item.asp?id=27202197

Petrov. G., S.V. Chebanov Etiological Analysis as an Approach to the Detection of Association Networks in the Case of a Shortage of External 2016.Information.  Automatic Documentation and Mathematical Linguistics, 2016, Vol. 50, No. 5, pp. 203–214. DOI: 10.3103/S000510551605006X    Цитировать: Petrov, T.G. & Chebanov, S.V. Autom. Doc. Math. Linguist. (2016) 50: 202. doi:10.3103/S000510551605006X:

Информационный язык-метод RHA

Статьи в блоге