Как я учился считать (продолжение)

13 МАРТА. Сидел, разбирался. Английские слова перевел, — в конце четыре раза подряд напи­сано слово «конец». Зачем столь­ко? Кое-где «концы» в середине. Несколько «начал» разыскал, перед ними иногда стоит «делать». Что-нибудь почитать надо. Что значит: «делать начало»?

17 МАРТА. Достал тоненькую книжку «АЛГОЛ».

18 МАРТА. Читаю. Вроде понятно. Вот только на стоанице 11 начинается разбор какого-то «языка Бэкуса». Дальше пошло. хуже. Особенно подрезало, что определение этого Бэкуса не всегда можно перевести на нормальный язык, а главное, понять Ладно, займемся практикой.

20 МАРТА. По рецепту Николая составил таблицу чисел для. пробного расчета, почище переписал программу и отнес в вычислительный центр.

23 МАРТА. Получил две пачки прямоугольных карточек. На них дырки. Видел такие штуки в книгах. Хо-хо, не шутите — мы на электронно-вычислительной машине начали работать!

25 МАРТА. Сегодня у меня был первый счет. Как-то странно он прошел. Запустили карточки машину. Она чуть ли не сразу напечатала, что у меня ка­кое-то несоответствие «начал» и «концов» и что трансляция не закончена. И эти две фразы — на листе с газету. Бумага белая, гладкая. Вот живут! Спросил де­вушку, которая так лихо нажи­мала на кнопки машины, что это значит? Говорит: не знаю. Вот тебе на! С первого же раза та­кая трудная ситуация, что даже специалист разобраться не мо­жет. Говорит, идите в восьмиде­сятую комнату. Делать нечего. Пошел я в ту комнату. Прием с десяти по средам и пятницам. Се­годня понедельник. В среду пойду.

27 МАРТА. Приехал на матмех в десять часов. Зашел в эту «восьмидесятую». Маленькая ком­натка, стоит шесть столов. Пока­зываю одному из сидящих, что мне машина выдала. — «А где текст?» Достаю. «Да не этот — отпечатанный». — «Пожалуйста». Во рту пересохло. Еще бы. Все молодые, а уже с такими боль­шими машинами и программами дело имеют. Взял он карандаш, посчитал «начала» и «концы» и приписал мне в конец еще один «конец». Потом посмотрел еще и спрашивает: «А зачем вам этот цикл?»

Не знаю, — говорю. Он на меня как-то странно посмотрел и вычеркнул одно «начало» и один «конец». Ну, конечно, не тот, ко­торый сам приписал.

Добейте, — говорит. Госпо­ди, кого, чего, за что добивать? Вышел. Испарина. Вот тебе и практика… Нет, надо еще почи­тать.

31 МАРТА. Читал все. Вернее, пытался. Достал еще одну книж­ку. Узнал, что такое цикл и идентификатор. А вот кого доби­вать — не ясно. Нужно живое общение. С кем бы поговорить?

2 АПРЕЛЯ. Узнал, что доби­вать — это перепечатывать кар­точки. Теперь дело пойдет!

6 АПРЕЛЯ. Установил контакт с геофизиком — он на этой же машине работает. Посмотрел про­грамму и говорит, что у меня не хватает точки с запятой… Да, на­чав с таких «несоответствий», не кончишь кувыркаться.

10 АПРЕЛЯ. Николай принес программу уже на карточках — ему в каком-то другом вычислительном центре ее пробили, да еще и исправления сделали. Где и кто молчит. Ну, ладно, зато на руках правильная программа.

11 АПРЕЛЯ. Запустили эту но­вую. Машина чуть подумала, а потом как затарахтит своим АЦПУ (это так печатное устройство называется; там у них все такие Термины—МОЗУ, АЗОСТ). Печатала, печатала. Посмотрел я на текст и обмер: испортил ма­шину! Строчек двадцать вроде «СРВОРПЕЗПП ЕКМЗ & ВТЕ ВТЕХУ СМАРК ФБ СТЕП 1 ДЕ- ЛАИ». в середине человеческая фраза; «Ошибки в колировке про­граммы или сбой в работе читаю­щего устройства». А в конце уже знакомое: «Трансляция не закон­чена» — то есть она не поняла, что от нее хотят, и считать отка­зывается. Из-за чего только та­кое? Особенно это «СМАРК» рельефно выглядит. Показал в своей лаборатории. Все смеялись. Я тоже. Только не так. как все.

Теперь уж консультации не ми­новать.

13 АПРЕЛЯ. Пришел. Я уж за предыдущие-то разы осмотрелся и более решительно спросил, к кому можно обратиться. Нашелся один довольно скромный мальчик.
Давайте, — говорит, — я могу.

Показал ему свою простыню, он посмотрел и совсем не уди­вился. Спрашивает:
А где текст?
Да вот, текста нет — он в другом центре остался..
В каком — другом?
Чувствую, что-то надвигается.
Кажется, в ВСНИГРНИИ.
Так у них же другой транс­лятор!
И ничего сделать нельзя?!
Нет, ничего.
Надежды мои, надежды!.. А я- то думал с. этой программой все быстренько провернуть. Придется опять за свою старую браться. Ну. ничего! Мужайся.
АПРЕЛЯ. «Ошибка в записи оператора». Может бросить все это дело?

25 АПРЕЛЯ. «Ошибка в про­грамме». Ей-богу, брошу.

12 МАЯ. «Неправильное употребление идентификатора в ле­вой части оператора присваива­ний». Ну-ну. ни-че-го. Ведь не знает же машина, что на ней пытается считать геолог… А вдруг — знает?

19 МАЯ. Сегодня трансляция прошла. Ура! Первый раз такое у меня. Правда, когда я запу­стил уже порядком затёртую пач­ку карточек с числами, машина выдала кучу семерок и шесть раз напечатала число с девятна­дцатью нулями. Оказывается, это максимальное число, которое она может записать. Вот находка! Только к чему оно мне? У меня при расчетах больше тройки во­обще результатов не было Опе­ратор. увидев мою вытянутую фи­зиономию. спросила, хочу ли я «авост». Я на всякий случай со­гласился… Девушка нажала штук двадцать кнопок (как только не перепутала, какие нужно!), после чего АЦПУ напечатала длинню­щую фразу, смысл которой я решил познать дома. Там речь шла об «индексном выражении» о «мас­сиве X» и о том, что я что-то вычислил заранее (когда?) с ис­пользованием неопределенных ве­личин (как это можно?). Утеше­ние было в конце. Там стояло: «Конец задачи». Я ликовал.

15 ИЮНЯ. Прошла! Сосчитала! Сосчитала 50 анализов, на кото­рые у меня с настольной электри­ческой машиной ушел месяц! Со­считала за 4 минуты! Сопоставил ручной и машинный расчет. На­шел у себя ошибки в восьми ре­зультатах. Теперь можно начи­нать работу всерьез.

17 ИЮНЯ. Был сегодня у нев­ропатолога. Встретил там геофи­зика.

Поговорили о метках и пе­реключателях…

С разрешения знакомого гео­лога выписки из книжки сде­лал Т. Г. ПЕТРОВ

Публикация: Газета Ленинградский университет

Среда 20 января 1971 г.